Юрий Шевчук: «В ресторане»
Стихотворный перевод на английский

Слушать оригинал песни ДДТ «В ресторане»

В ресторане In a Restaurant
1 1
С душой Достоевского, с комплексами Блока With Dostoyevsky’s soul, a complex of a poet,
Я в ресторане сидел. Меня тошнило от сока. In a restaurant I was — and I was trying to throw it.
Судьбу разъел, как бронхит, синдром Льва Толстого: The Leo Tolstoy’s syndrome has caught my fate like a snare:
Непротивление слева, справа — грубое слово. They but obey on the left, and on the right they but swear.
2 2
Господь сорвал голос. Его мало кто слышит. The Lord has lost all his voice. Almost nobody hears.
Но жизнь не так хороша, и поэтому дышит. But life is not very good; that’s why it breathes through tears.
Моя любовь к миру слева. Там, где пышная Клава, My worldly love’s at the left, with a voluptuous Cloe,
Где ест яблоки Ева, где моя слава. Where Eve is eating her apples, next to my glory.
3 3
Боже, как хорошо! Как легки эти двери! God, what a wonderful place! These doors are lighter than wishes.
Я в них спокойно вошёл — на блюдах птицы и звери. I calmly entered: fowl, flesh is served on beautiful dishes.
Я немного грустил, как могила Шагала. I was slightly upset, like painters’ graves in October.
Спросили: «Кто виноват?». Ответил: «Выпили мало». They asked: «Whose fault?!», and I said: «I’m just improperly sober.»
4 4
Но тут ты появилась, и этот бред вспыхнул храмом, Then you appeared, and rave burst into a temple’s gables,
И я, как старый Дионис, стал мифологическим срамом. And I, like Bacchus, became a stigma of pagan fables.
Как на невольничьих рынках стояла Родина голой, Standing — a slave on the market! — my naked homeland was found
На подмостках Европы, с крылами до пола. On the scaffolds of Europe, with her wings on the ground.
5 5
Я забыл, кем я стал, и я проклял искусство. I have forgotten myself and cursed the artful frontier.
Понял я, что давно боялся этого чувства. I realized that this sense had always caused me a fear.
И я с тоской Мандельштама упал на колени. I knelt with Mandelstam’s grief like he who’s sent to the gallows:
Прости меня: я люблю твои овалы и тени. Excuse me, please, but I do adore your shapes and your shadows.
6 6
И вдруг что-то влетело в эту щель между нами, And then something has filled this little crevice between us
Что-то сверкнуло, и толпы радостной пыли Something has flashed, and in a cheerful fashion
По Проспекту поплыли, неся в руках знамя. Some banners drifted the street down the dust of arenas.
Ты узнала меня, и мы секунду любили. You recognized me. We loved. It was a second of passion.

ЧИТАТЬ ПЕРЕВОД ДАЛЕЕ

Поэт 21 века

Я плохой человек. Другим со мною часто бывает плохо,
и из-за этого часто бывает плохо мне.

Данил Рудой

Поэт 21 века

1
Я — поэт 21 века,
Злость пригрел, как под сердцем змею.
Принесите, ребята, скрижали,
Я вам с радостью в них наплюю.
2
Я — поэт 21 века,
И, хотя целый год я курю,
Мне влюбляться привычнее в марте,
А в смурное впадать к декабрю.
3
Я — поэт 21 века,
И не сыщешь в природе фанфар,
Чтоб достойно сопровождали
Мой лениво стлевающий дар.
4
Я — поэт 21 века,
Предо мною дорога на взлёт.
Бросив случаю обод штурвала,
Я хватаюсь за «полный вперёд».
5
Я — поэт 21 века,
И, согласно календарю,
Не родилось ещё человека,
Кто на довод, что жизнь миновала,
Так посмотрит, как я посмотрю.

Данил Рудой, декабрь 2013

Философские стихи

Современная проза

Когда не вместе

Когда не вместе

Посвящается песне Юрия Шевчука «Жизнь на месте»

1
Сжался Свет. Остальное –
Плод условных фантазий.
В притче ветхой о Ное –
Лик наш дикообразий.
Спят дворяне, а слуги
Точат шпоры стальные,
Чтоб дорваться к белуге
Раньше, чем остальные.
2
Контур всплыл из пучины,
Где теперь наша пристань?
И какие причины
Подтолкнут нас на твист, Тань?
Контур призрачных складок
Стал немного капризней,
Обещая распадок
Осложнений по жизни.
3
Так и нынче: в комоде
Запылились кроссовки.
Натяну их по моде,
И – в распадок до бровки.
Кто там бродит? Всё те же:
Вепри в собственной нише.
Им бы драться пореже,
Да свинячить потише.
4
Впрочем, речь не об этом,
А о том, что наружно.
Рафинадным эстетам
Дальше лучше не нужно.
Здесь бухие насосы
Без купюр и без стёба
Обсуждают вопросы
Проституского *ба.
5
С ними трудно, но в то же
Время как-то спокойней,
У ребят что на роже,
То и в самой исподней,
Всё как есть. И, к тому же,
Не мешает броженье
Им в заплёванной луже
Видеть звёзд отраженье.
ЧИТАТЬ СТИХОТВОРЕНИЕ ДАЛЬШЕ

Горизонт Интернета, или Приоткрывая Берешит

Философские стихи о творчестве и Боге

1
Привычный слуху моветон
В пространстве вспыхнул и угас –
Не то фальшивый Фаэтон,
Не то подстреленный Пегас
И я бросаю мыслей нить,
Сообразив, что за муру
Мне не придётся восходить
На гильотину поутру.
2
Ещё не смолкнул цокот станц
Под звон бензиновых цистерн,
А уж не дышит Розенкранц,
И остывает Гильденстерн.
Я вспоминаю, как давным
Давно хотел крушенья рельс,
Но в голове клубится дым,
И восстаёт некстати Уэльс.
3
Теперь не взвыть и не воззвать,
Теперь, как раньше, нам нельзя.
И остаётся уповать
На Бога, или на ферзя:
Чтоб неповадно было впредь
С похмелья ползать одолжить
В места, где тянет умереть,
И также так охота жить.
4
Там всё как будто бы вполне
Прилично, словно «раз-два-три»,
Но незаметно то извне,
Что заправляет изнутри:
И мокрый луг, и костерок –
Там всё звенит под инструмент,
Но в оперении тех строк
Сквозит предательский акцент.

5
Оставьте долг гореть дровам,
Тащите Библию сюда:
Он объяснит мгновенно вам,
Что в ней решительно куда.
Но этот пир волшебных фраз -
Лишь повод продолжать дневник
И повторять в двадцатый раз
Один и тот же ключевик.
6
Потом отправят на погост
Его и весь его балласт,
И наконец-то телемост
Преобразится в телекаст.
Там всем своим дадут на чай,
А суд посадят на пэйрол:
За всё, что, смолкнув невзначай,
Он беспощадно запорол.
7
Наследства грозного гроши
Мы закопаем во дворе,
И чиркнем спичками души
По вопрошавшей детворе.
И новых смыслов протеже
Предложит ринуться во тьму,
И не захочется уже
Поверить на слово ему.
8
И лишь когда взойдёт луна,
В скупом мерцании лампад,
Ещё останется одна
Причина чиркать невпопад.
И за неё поэт в полёт
Рванётся, только согрешит,
И по-мальчишески всплакнёт,
Приоткрывая Берешит.

Данил Рудой, апрель — декабрь 2013

Философские стихи

Проза

Стихотворения о смерти

Не умирай!

Не умирай! Прошу, не надо!
Ты так прекрасна, молода…
Не принимай объятья хлада –
Не отпускают холода…
Останься теплой и живою,
Открой, пожалуйста, глаза.
Пускай течет с твоей слезою
Моя горячая слеза.
Ты не должна уйти так рано…
Я им не верю, все обман!
Неужто, сердце эта рана
Пронзила глубже прочих ран?
Я изменил, мне нет прощенья…
Но почему же, милый друг,
Мои терзанья и мученья
Твоих не искупили мук,
И почему на смертном ложе
Лежу не я, сказавший ложь?
Мы были раньше так похожи…
На что же ныне я похож?
Не уходи к воротам рая,
Не торопись шагнуть за край!
Пусть солнце гаснет, умирая –
Но только ты не умирай!

Данил Рудой — 2005

Перед финалом

Утоплено в сером пространство вокруг,
И в нем не осталось горячих цветов;
И падает дрожь с холодеющих рук,
Как капли дождя с погребальных крестов.
Глаза – вот последний живущий оплот! – читать дальше

Каменная камея

Каменная камея

Часть первая

0

Осень давно опала.
Градусник на мели.
Снежные опахала
Заживо замели
Пастбища и болота.
В рифмах – одно «итить».
Скучно. Так, что охота
Хоть бы и даже пить.

1

Что это – сбор регалий,
Или возврат долгов?
В край плодотворных далей
И заливных лугов
Вход не заказан, вроде.
Значит – гореть дотла!
Есть же важней в природе
Дел бытовых дела.

2

Что на повестке первым?
Может, чтоб взвился стих,
Стоит пройтись по стервам?
Можно, но не до них.
Тут, соскользнув с пригорка,
К солнышку под углом,
В сказ заплывает норка –
Плавно, но напролом. читать дальше

Я мог бы потратить следующие пятнадцать страниц на описания Августы, но, во-первых, мне лень, а во-вторых, разве вам не все равно? И потом, вы ведь все равно не сможете ощутить этот ледяной озноб, который одолевает меня всякий раз, когда я ее вижу. Позвольте дать вам совет: когда читаете о чьей-то совершенной музе, какой-нибудь там Джульетте, или Беатрис, просто подставляйте на ее месте того, кто вам больше всего нравится. Вся специфика включена в текст только для того, чтобы автору было легче плыть по собственному вдохновению. Главное — это чувство. Литература – не притон маньяков, которые уничтожают все вокруг во имя мамзелек сомнительной привлекательности, а гавань, где души идут на любовь в ее пике. Да, и забудьте все эти бредни про то, что любая интерпретация текста имеет право на существование. Это то же самое, что сказать, что независимо от того, какое значение Бог придавал миру, мы можем выбрать то, которое нам больше нравится.

Впрочем, я отвлекся. Главное, что вам нужно знать об Августе – это что никого в жизни я не любил сильнее ее. По иронии судьбы, именно с ней я не мог быть в принципе. Во-первых, последние два года своей жизни она была влюблена в гордость нашего театра и наследника чего-то, чей офис занимал целый этаж по Стенке-Улице, а во-вторых, произрастала из генеалогии такой многовековой благородности, что приходилась кузиной чуть ли не Медичи. Конечно, я оставался гениальным поэтом, но мои стихи были написаны на неизвестном ей языке, поэтому все, что мне оставалось – это курить в сторонке и наблюдать, как моя бесподобная порхает от одного акта своей эпопеи к другому, собирая на складки своих одеяний пыль зависти и восхищения, сыплющиеся из глаз ее свиты. Никто из входящих в нее не вызывал у меня доверия, хотя признаюсь, что ни с одним из них я не перекинулся ни словом. Один раз, впрочем…

Ах, если б я только мог изгнать тот вечер из памяти! Я был одет в бездомное — мышиного цвета свитерок и синие лыжные трико — и вел какую-то бессмысленную дискуссию с Картони и Шантеклер, мужественной уроженкой одного из тех полуюжных штатов, которые я для краткости зову Мэрилэндом. Августа ворвалась в зал так стремительно, что я заметил бы ее появление, даже если бы не наблюдал за выходом специально. Понимаете, как бы вам это объяснить… Она заходила в этот зал так, словно знала, что в этом зале она — вне конкуренции, и она была — разрази меня гром! — абсолютно права. В этом зале в тот вечер подавали самых странных — тех, кто по каким-то причинам не поехал домой на весенние каникулы. Мои, думаю, вам очевидны?

Причину Августы я понял сразу, и в ту же секунду, видимо сориентировавшись в пространстве, она пошла прямо на меня. Та небольшая часть моего мозга, что продолжила работать, немедленно подсказала, что Августа априори не может знать читать дальше

Короткие стихи

Что искали со словами «короткие стихи»

короткие стихи 245 463
короткие стихи +про осень 21 431
день учителя стихи короткие 19 259 14 265
стихи +о любви короткие 12 8
короткие стихи +с днем рождения16
короткие стихи любимому 10 850
стихи короткие красивые 10 797
стихи прикольные короткие 9 021
короткие детские стихи 7 841
стихи пушкина короткие 7 711
короткие поздравления +в стихах 7 683
стихи +про детей короткие 7 023
стихи девушке короткие 6 543
стихи короткие парню 5 797
короткие стихи мужчине 4 711
стихи лермонтова короткие 4 628
короткие стихи подруге 4 454
стихи смешные короткие 4 171
стихи +про маму короткие 3 636 Читать далее

Стихи 8 марта

 Что искали со словами «стихи 8 марта»

стихи +на 8 марта 1 318
поздравления +с 8 марта стихи 334
маме стихи +на 8 марта 278
стихи учителям 8 марта 106
стихи +для детей 8 марта 105
стихи +с 8 марта женщинам 79
8 марта смешной стих 63
стихи бабушке +на 8 марта 61
8 марта короткие стихи 59
стихи +с днем 8 марта 55
детские стихи +к 8 марта 50
8 марта подруге стих 49
картинки 8 марта стихи 39 Читать далее

Стихи о любви и красном

Любовь и Красное

799344077

Великий красный цвет – прекрасные оттенки!..
При виде их стучит в висках живая кровь:
Мне даже ровный вид глухой кирпичной стенки
Напоминает страсть по имени любовь.
Я для нее живу и вижу в свете красном
Насыщенный теплом кругом царящий свет.
Я жив, покуда он питает жаром страстным
Мое цветенье – дар горячих юных лет.

Лица коснется вскользь застенчивый румянец,
И ты всего на миг глаза опустишь вниз –
Но снова застит взгляд таинственный багрянец…
Всегда смотреть в упор – отныне глаз девиз:
В глазах горит огонь, в глазах мерцает голод,
В глазах бушует страсть и плещется вино,
А сердце рвется вон и бьется, словно молот –
В нем Ватерлоо, Лейпциг и Бородино.

Читать далее