Стихи – поэт Данил Рудой

Ты будешь вечно со мной - современные поэты россии 21 века - стихи о любви

Даниэл Герхартц – “Желтая роза”

“Ты будешь вечно со мной”

Оставь рассвету печаль –
Пускай сгорает в заре;
Пусть утро мокрую сталь
Перекуёт в серебре.
Твои тревожные сны
Впитает свод голубой,
И, как объятья весны,
Ты будешь вечно со мной.

Твое святое лицо
Улыбки свет озарит,
Тесней сжимая кольцо
И в пыль стирая гранит.
Забыв чужих голоса,
Я стану чистой струной
И пропою в небеса:
«Ты будешь вечно со мной…»

Огонь пылающих губ
С твоей сольётся щекой
Звучаньем сладостных труб,
Спешащей к морю рекой.
Пусть месяц в небе рогат,
Пусть льёт полуденный зной,
Пусть погибает закат –
Ты будешь вечно со мной!

Данил Рудой – 12 ноября 2005 г.

Другие стихи

“Апрельская любовь”

“Близнецы”

“Ведомые тайной”

Все стихи

Апрельская любовь

Артур Хьюз – “Апрельская любовь” (1856)

“Апрельская любовь”

стихи о весне и любви

Мы знакомы давно: нас друг другу представил апрель:
Мы вдвоем были так одиноки в толпе суетливой.
Тотчас мысли мои опьянил поэтический хмель,
Ваш божественный лик озарился улыбкой счастливой.

Но потом, спохватившись и строго взглянув на меня,
Вы добавили взгляду тона нержавеющей стали,
Поздоровались сухо, но голос, печально звеня,
Подсказал мне, как сильно Вы быть одинокой устали.

Я влюбился для Вас. Потекла в бесконечность вода,
Я впервые склонил непокорную голову низко –
Вы боялись однажды меня потерять навсегда,
И поэтому не подпускали к себе слишком близко.

Вы корили меня за исканье ненужных дорог
И пытались скрывать, что за мною торопитесь следом;
Прогоняли к чертям, выставляя взашей за порог,
А потом возвращали и снова кормили обедом.

Вы меня не пытались постичь – я хранил свой секрет;
Я всегда оставался для Вас до конца непонятным.
В прах рассыпались горы, и минули тысячи лет,
Но опять, как и прежде, я в обществе Вашем приятном.

Вдохновленный цветущей сиренью и новой весной,
Я готов поразить Вас своим упоительным планом:
Я смиренно прошу стать навеки моею женой,
Чтобы наш черновик наконец обернулся романом.

Данил Рудой – апрель 2005

Другие стихи

“Близнецы”

“Ведомые тайной

Современные стихи

Мы встретимся с тобою

(стихи о вечной любви)

Мы встретимся с тобою,
Лишь путь закончим оба,
Отмеренный судьбою
С рожденья и до гроба.

К чему любовь земная,
Дитя обмана зренья?
Она умрет, стеная,
Достойная презренья.

Морщины лет минувших
Изрежут острой сеткой
Остатки чувств уснувших,
И старость станет клеткой.

И вместе похоронят
Двоих – в одной могиле,
И капли слов проронят
В хвалебно-громком стиле.

Но все равно отдельно
Их души в Вечность канут,
В восторге беспредельном
Они ничьими станут.

Любовь земная… Ладно,
Довольно слов нелестных.
Другое мне отрадно:
Любовь глубин небесных.

Чиста и благородна…
Без края и предела…
И полностью свободна
От сил земного тела…

Любовь небесной тверди
Пленяет ей подвластных
Иначе: после смерти
Рабов земли несчастных,

Венчая их под сенью
Им отданного рая,
Чтоб жизнь земную тенью
Затмила жизнь вторая:

Блаженная награда
За все земные муки,
То вечная услада
За годы из разлуки…

Но хватит слов поэта!
Здесь пафос неуместен!
Мы все равно все это
С тобой увидим вместе.

Данил Рудой – 2004.

Философские стихи

Стихи о любви

“Я и ты”

самая красивая

“Не разлюбившей”

(стихи об ушедшей любви)

– I –

1

Если любил, что же, поэт, нынче скучаешь?
В строфах из жил будто бы нет душ, что не чаешь?
Вечно живых, правящих бал в спелые полдни.
Бей им под дых: сам их создал, сам и наполни.

2

Вот они, рать: сбились в вертеп, лают, как суки.
Как их собрать, о, Имхотеп, кругом поруки?
Строить рабов с пользой горазд тот архитектор:
Он им без слов сходу задаст правильный вектор.

3

Так по судьбе чертит зигзаг перст Господина.
Правда тебе, кутан иль наг, будет едина:
Так, как один вечно бывал ты не в накладе,
Смыслов-сардин частый навал вверив балладе.

4

Вечный, как Жид, к музам ходок, – это химера.
Не убежит прочь ободок секундомера.
Вот она, высь: слёзы со щёк без епитимий…
Не торопись! Сделай ещё неповторимей.

5

Пышным дворцам, толпам Иуд мы не перечим:
Разве творцам праведный труд сравнивать нечем?
Что ж ты теперь в клетке из стен машешь, как ксивой,
Списком потерь, выданных в плен самой красивой?

6

И не беда, что у неё сердце из шёлка:
Что от Суда прячут в бельё, – та же кошёлка.
Можно винить хоть до утра, споря о разном,
Но не сравнить пробы пера с музы оргазмом.

– II –

1

Старый портрет: губок коралл, мягкие пятки…
Сколько ты лет с ней проиграл, будто бы в прятки?
Где календарь? Брось под кровать: он и не нужен,
Если, как встарь, время считать циклами дюжин.

2

Чуя кураж, ты её звал попеременно
На вернисаж и карнавал видов Вселенной,
Сглаживал страх, плёл из пеньки жемчуга нити,
Видя в глазах лишь огоньки “Нет. Извините.”

3

Вздрогнет, смолчит, ляжет на дно из опасений,
Что постучит снова в окно загнанный гений:
Трепетный шут, взятый в запас прямо из детства
Так, как берут грубый алмаз внукам в наследство.

4

Он одержим страстью одной, весь, без остатка:
Мысли нажим рифмой родной выразить кратко.
Где тут, скажи, женским мечтам выискать место?
Те и без лжи рвут пополам рост Эвереста.

5

Скорбный итог: снова постель мнётся без дела.
Как тебе, Бог, та канитель не надоела?
Вывихнуть грудь взмахом души, – это ли мудро?
Не обессудь: сядь и пиши, даром что утро.

6

И не беда, что у неё сердце замёрзло:
Хватит и льда, чтобы копьё стало, как вёсла.
Сажен пусть дол белым в степи снежной графиней, –
Сделай укол и окропи розами иней.

– III –

1

Льётся вино по борозде дочери стужи:
Чувственной, но взмокшей везде только снаружи.
Что за надрыв морщить ей нос или, тем паче,
Гордость забыв, жить на износ в чистой отдаче!

2

Ты поступил как казначей, но непреложны
Правом мерил правды мечей, вложенных в ножны.
Свыкнись. Хотя, классиков знать падает в ров ниц,
Блажью сочтя склонность прощать лучших любовниц.

3

Врёшь! Не балуй: похорони стиль этот пеший.
Ты ей холуй в праздные дни. В трудные – леший.
Кто не в чести, тот не готов хваткой верзилы
Соотнести отблески снов с всплесками силы.

4

Нам не впервой, грешник, справлять с грустью поминки.
Стихнет прибой, выйдем опять к радуг картинке,
Цапнем багром красок куски и нарисуем
Острый синдром ложной тоски по поцелуям.

5

Ну, а пока – полный вперёд в дали без лоций.
Только строка перекуёт рокот эмоций.
Цыц, шалуны! Вам не согнуть гордого барда:
Пенье струны – это ль не путь до авангарда?

6

И не беда, что у неё сердце старушье:
В нём без следа стёрлось твоё, брат, простодушье.
На посошок! Пьём за тебя, чёртов кутила:
То хорошо, что, не любя, не разлюбила.

Данил Рудой. Ноябрь 2015 – 20 сентября 2016.

Стихи о любви поэтов

Грустные стихи

“Ведомые тайной”

Близнецы Данила Рудого - стихи о близнецах

“Близнецы”

Начало – там же, где конец,
Конец – и новое начало.
Нет, я не феникс. Я – близнец.
Близнец, и это уж немало.
Нас двое: я – и снова я.
Без раздвоения сознанья
Мы – идеальная семья,
Мы – судьи собственного знанья.
Один – сокрыт, спокоен, тих.
Другой всю жизнь живет наружу,
Но я никак не обнаружу,
Кто первый, кто второй из них.
Они сторонники измен:
Они меняются местами.
Они берут друг друга в плен
И забывают это сами.
У них единые права
И их ответственность едина.
Но в Близнеце, хоть их и два,
Нет ни слуги, ни господина.
Они лихие хитрецы,
И их нельзя поймать с поличным:
На то они и близнецы:
Для остальных аналогичны,
А друг для друга – дополненья
До идеального кольца.
Вот близнецы – венец творенья
Непревзойденного Творца.

Данил Рудой – 2004

Другие стихи

“Апрельская любовь”

“Стихи душе”

“Ты будешь вечно со мной”

Все стихи

стихи о театре

Времена и нравы – стихи о театре

Времена и нравы, или стихи о театре

Весь мир — театр, мы все — актеры поневоле,
Всесильная Судьба распределяет роли,
И небеса следят за нашею игрой!

Пьер де Ронсар

Мороз был дьявольский, и я собрался спать,
Но, объяснив мне, как я сильно ошибался,
Они отняли одеяло и кровать,
И приказали, чтоб я быстро одевался.

Надев поверх тулупа бабочку и фрак,
Я поспешил занять положенное место,
Вдохнул в себя кулисный гул и полумрак,
И пригрозил устроить полную фиесту.

И тут же занавес подняли до небес,
И я увидел тьму, а в ней мелькали лица.
Вот черт! Сломал-таки ребро проклятый бес! –
Ведь угораздило же так вчера напиться…

Но, стиснув зубы и уняв в коленях дрожь,
Я колоссальными усилиями воли
Отвел свой дикий взгляд от тех глумливых рож,
Сосредоточив разум в рамках главной роли.

Нас было много – мы играли как один,
Игрой друг друга бесконечно наслаждаясь;
Мы не жалели ни проплешин, ни седин,
Мы за искусство умирали, возрождаясь.

Из наших ртов валил клубами белый пар,
И мы орали не своими голосами.
Спектакль наш был похож на ядерный удар,
Мы все прекрасно понимали это сами.

Нам было жарко – с наших лиц струился пот,
И мы срывали пиджаки и телогрейки,
Но нас измучила игра высоких нот –
К концу шестого часа сели батарейки.

И, оступившись, с жутким грохотом упал
Я на глазах у многоярусного зала,
И подавился громких вздохом этот зал,
Но длань искусства путь к спасенью указала.

И я поднялся, допевая свой куплет,
Последней фразой разрывая в клочья души,
И мне в затылок пулей плюнул пистолет,
Своим последним словом занавес обрушив.

Не помню, как мы выползали на поклон,
И почему кричали все “Виват” и “Браво”,
И кошельки летели в нас со всех сторон…
О, времена, я обожаю ваши нравы!

Данил Рудой – 2004

Стихи

Драматургия

Проза

“Когда не вместе”

(философские стихи о близости к Богу)

Посвящается песне Юрия Шевчука «Жизнь на месте»

1
Сжался Свет. Остальное –
Плод научных фантазий.
В притче ветхой о Ное –
Лик наш дикообразий.
Спят дворяне, а слуги
Точат шпоры стальные,
Чтоб дорваться к белуге
Раньше, чем остальные.

2
Контур всплыл из пучины,
Где теперь наша пристань?
И какие причины
Подтолкнут нас на твист, Тань?
Контур призрачных складок
Стал немного капризней,
Обещая распадок
Осложнений по жизни.

3
Так и нынче: в комоде
Запылились кроссовки.
Натяну их по моде,
И – в распадок до бровки.
Кто там бродит? Всё те же:
Вепри в собственной нише.
Им бы драться пореже,
Да свинячить потише.

4
Впрочем, речь не об этом,
А о том, что наружно.
Рафинадным эстетам
Дальше лучше не нужно.
Здесь бухие насосы
Без купюр и без стёба
Обсуждают вопросы
Проституского *ба.

5
С ними трудно, но в то же
Время как-то спокойней,
У ребят что на роже,
То и в самой исподней,
Всё как есть. И, к тому же,
Не мешает броженье
Им в заплёванной луже
Видеть звёзд отраженье.

6
Время катится. Сколько
Нам осталось на марше?
Снова – те же, но только
На порядок постарше.
Отпустил якоря ют,
Руки виснут, как плети,
А по дому шныряют
Неизбежные дети.

7
В чемодане «Беретта»
Мхом подёрнулась будто.
Всепланетное нетто
Будет больше, чем брутто.
Наступил на ступень я,
Где кончаются пляски –
Разве ж хватит терпенья
Дожидаться развязки?!

8
Бог, творец наших арий,
Потому и беспечен,
Что волшебный сценарий
Нам и так обеспечен.
Торжествующе-зычно
Сгинет нечисть в пороках,
И вопрос, как обычно,
Только в жертвах и сроках.

9
Дальше – больше. Но это
Нам пока недоступно.
Горизонт Интернета
Повод жертвовать крупно.
Вон, не дав и заждаться,
Мне зазывно зевнула
Зуба, этак, в тринадцать
Визави Вельзевула.

10
Я хватаюсь за шпагу.
Торг уже неуместен.
Жизнь подобна зигзагу,
И конец ей известен.
Ни халяв, ни халвы нет,
Лишь сбежались ботфорты
Посмотреть, что же хлынет
Из раскрытой аорты.

Данил Рудой, февраль – декабрь 2013

“Апрельская любовь”

“Мы встретимся с тобою”

“Жизненный путь”

Поэт 21 века

1
Я – поэт 21 века,
Злость пригрел, как под сердцем змею.
Принесите, ребята, скрижали,
Я вам с радостью в них наплюю.

2
Я – поэт 21 века,
И, хотя целый год я курю,
Мне влюбляться привычнее в марте,
А в смурное впадать к декабрю.
3
Я – поэт 21 века,
И не сыщешь в природе фанфар,
Чтоб достойно сопровождали
Мой лениво стлевающий дар.
4
Я – поэт 21 века,
Предо мною дорога на взлёт.
Бросив случаю обод штурвала,
Я хватаюсь за “полный вперёд”.
5
Я – поэт 21 века,
И, согласно календарю,
Не родилось ещё человека,
Кто на довод, что жизнь миновала,
Так посмотрит, как я посмотрю.

Данил Рудой, декабрь 2013

Стихи 21 века

Философские стихи

Современная проза

Ведомые тайной - ядерный взрыв

“Ведомые тайной”

Стихи  на музыку пианинного соло
песни “Ruled by Secrecy” группы MUSE

1

Когда, как после броска,
Взбухают жилы на лбу;
Когда такая тоска,
Что не приснится в гробу;
Когда воротит от морд,
И не разжиться руном,
И мимолётный аккорд
Утрамбовал метроном;

2

Когда так тянет на яд,
Что даже чистая ртуть
На первый кажется взгляд
Лишь отражающей муть;
Когда рассудок-халдей
Впадает в Ветхий Завет,
И ни одна из идей
Побить не пробует свет;

3

Тогда, как высохший кедр,
Впитавший молний удар,
Воспламеняется недр
Тысячелетия дар,
Тогда рождается глас,
Тогда навылет трясёт,
Тогда возможным на час
Порой становится всё.

4

Не бог, не дьявол – калиф
Садится в сердце на трон
И открывает пролив
В страну без света сторон,
Чтоб необузданно в ней
Знаменовать апоптоз
Недораскрывшихся дней
И преждевременных роз.

5

Нет, он не деспот – отнюдь,
Подобный промысел чужд
Дарам Господним, что в грудь
Вдыхают средства от нужд.
Он – уставное звено,
Такой же преданный раб,
Кому определено
Бросать пророков, кто слаб,

6

То в жар, то в холод, то вновь
В одну из крайности тем…
Кто здесь воскликнул «любовь»?
Я не в упрёк, но зачем?
Поток доступных утех
Стабилен будет и впредь.
Но что осталось для тех,
Кто предпочёл бы сгореть?

7

Ловить удачи лучи?
Водить войска на войну?
Менять покровы парчи
И подвывать на луну?
Хлестать стаканом вино,
Жестокий случай коря?
Но не поможет оно
Сорвать с души якоря.

8

Нет, из-под гнёта подпруг
С рожденья выход один:
Разрушить замкнутый круг
И клином вышибить клин.
Примерить хищника пасть
И разорвать на куски
Родною ставшую часть
Бесперспективной тоски.

9

Отшелушить шелупень
И снарядить корабли,
Покуда завтрашний день
Ещё маячит вдали.
Ты сам свой жребий ковал,
И, коль еще дорога
Тебе дорога, штурвал
Схватить успей за рога.

10

Что оставляем мы: там,
За невысоким бортом,
Когда к чужим берегам –
Таким опасным, притом –
Ведём сквозь бури интриг
В обход сомнений болот
Наш перелатаный бриг,
Разумной жизни оплот?

11

Что ожидает нас: там,
Куда мы очень спешим –
Порою, пьяные в хлам,
Порою, пьяные в дым.
Наш взгляд упрямо упёрт
В виденья целей труда,
Но что за этакий чёрт
Нас гонит палкой туда?

12

В огне ловящий кураж
Воспламенитель сердец,
И за всеобщую блажь
Непримиримый борец.
Вон он, в кровавом плаще
По горизонту идёт…
Да он идти вообще
Способен только вперёд!

13

Он благородней, чем всех
Землей Земли короли.
Он принесёт вам успех,
Что был им пойман вдали,
Из рытвин выдавит вонь,
Пробьёт неверья гранит
И первородный огонь
До лучших дней сохранит.

14

Устои сбросит под пресс,
Раскусит косности каст –
Он обеспечит прогресс
И с удовольствием даст
Краюху хлеба, кефир
И кодекс, мягкий, как пух,
Всем тем, кто видимый мир
Воспринимает на слух.

15

Откуда, свет, ты пришёл,
Куда, огонь, ты идёшь?
Всех нас в единый котёл
Ты без разбора суёшь.
Но гомон праздный затих.
Людьми наполнился зал,
И стало правдой для них
Всё то, что он им сказал.

16

Затрепетало в сердцах,
И то, что было извне:
Сомненья, сумерки, страх, –
Вдруг растворилось в вине:
За безучастную ложь,
За нежеланье идти,
За каждый ломаный грош,
Что был потерян в пути.

17

И, как при полной луне,
Поднявшей тени на смех,
Им стала ясной вполне
Безосновательность всех
Попыток тем оправдать
Нехватку праведных дел,
Что невозможно отдать
Того, что сам не имел.

18

Ещё немного… Пора!
Ты был с рожденья готов
Кричать пожару “ура”,
Но не хватало мостов,
Теперь сгоревших дотла.
Так торжествуй и не лги:
Тебе судьба воздала, –
Отдай за прочих долги.

19

Тогда бескрайняя тишь
Придёт собрать урожай,
Оставив выжившим лишь
Неограниченный рай,
И, отражением зла,
На перекрестие троп
Падёт сухая зола
И искр рассыпанных сноп.

20

Тогда последний поэт
Пойдёт в слезах на поклон,
И в зале выключат свет,
И совы свергнут ворон,
И совокупность систем
Собраньем станет крупиц:
Всего на миг перед тем,
Как рухнуть в Вечное ниц.

Данил Рудой, сентябрь 2012 – 20 сентября 2015

Лезвие звука

Поэт 21-го века

Философские стихи

“Письмо Сесиль”

(стихи любимой)

I

Время будто бы шпиль
Этот свиток начать.
Умоляю, Сесиль:
Не извольте серчать.
Я писал Вам давно,
Я писал Вам навзрыд,
Но в итоге вино
Пересилило стыд.
И, консьержкой Дюмо
Весь заклёванный вдрызг,
Я слагаю письмо
В дали, полные брызг,
И седых облаков,
И летучих сардин,
И чужих берегов,
Где, быть может, один
Я в беспечной толпе
В безучастном бреду
По покатой тропе
К гильотине иду,
А в глазах как бельмо:
Голых девушек ряд
И консьержки Дюмо
Зачарованный взгляд.

II

Дорогая Сесиль,
Если что, не прощай
Мне мой каверзный стиль:
Он кровит невзначай.
Я не спился до саг,
Не писал тебе од;
Я практически наг
Даже в этот приход.
Но, спускаясь на дно
С тихим хрустом в кости,
Я пытался одно
До тебя донести:
Чудодейственный звук,
Подающий мечты
Для протянутых рук.
Чтоб услышала ты,
Как молчание вновь
Из разрозненных крох
Собирает любовь;
Как мой ласковый бог,
Чёток круг теребя,
Объявляет во тьму,
Как безумно тебя
Не хватает ему.

III

Но приветом судьбе
Ты запустишь кино
Про сюжет, где тебе
На меня всё равно,
И уверуешь вдруг
В дури с опытом сплав,
Выбирая подруг
Из окрестных шалав.
Ты уйдёшь. Но учти,
Что на промысле блох
Каждый выдох почти
Незаметен, как вдох.
И не скажут вруны,
Предвкушая вражду,
Что с другой стороны
Я давно тебя жду.
Вздрогнет змей на ремне,
Как замёрзшая вошь
В час, когда ты ко мне,
Исстрадав, приползёшь.
И отступит змея,
Превратившись в лозу,
В час, когда к тебе я,
Исстрадав, приползу.

Данил Рудой. 2013, 19 октября 2017 г.

“Апрельская любовь”

“Мы встретимся с тобою”

“Ты будешь вечно со мной”

“Я и ты” – грустные стихи о любви

i
Я – тот неизвестный любимой поэт,
Которого в сердце возлюбленной нет;
Я – пламень на тонкой венчальной свече,
Я – ангел, что спит у нее на плече.

ii
Я – тот, кто в пыли электронных зеркал
Единственный милый мне лик отыскал;
Я – тот, кто надеется, верит и ждет,
Что это письмо адресата найдет.

iii
Я – тот, кто судебник небесной любви
Писал, обагряя страницы в крови;
Я – тот, кто готов для любимой предать
Перо золотое и виршей тетрадь.

iv
Я – тот, кто во имя любимой готов
Скитаться, оставив отчизну и кров,
Скитаться, чтоб чувства свои донести,
Взаимность иль страшную смерть обрести.

v
Я – тот, кто готов позабыть или сжечь
Мне данную небом родимую речь
И выучить тот непонятный язык,
К которому разум Твой ясный привык.

vi
Я – тот, кто готов за Тебя умереть,
Принять на Суде раскаленную плеть
За те, за земные грешки и грехи –
За все посвященные страсти стихи.

vii
И я, опрокинутый в дьявольский ад,
Торжественен буду, спокоен и рад
Тому, что нелепою смертью своей
Я ключ Тебе отдал от райских дверей.

viii
Пусть взгляд Твой увидеть при жизни не смог,
Успел написать лишь один эпилог,
Не дожил до нового пусть декабря…
Ты стала святою – я умер не зря!

Данил Рудой – 2004.

Философские стихи

“Каменная камея”

“Ее сердце” – рассказ о любви

Я сразу смазал карту будня

Я сразу смазал карту будня

(стихотворение-рюмка памяти Владимира Маяковского)

Я сразу смазал карту будня,
Достав глотком до дна стакана;
Я плюнул прямо в пыль полудня,
Что прочь пополз петлёй аркана;
Я тост сказал до боли кротко,
Сорвав с плеча оскал парчи:
А вы
огнём
палили водку
Во мраке кухонной ночи?

Данил Рудой – 2005