Стихи Елене и стихи про Лену

“… и писал стихи Елене, которая возвела свое имя в ранг моего любимого… Потому что Елена – это острый блеск лунного серебра, смешанный в переливчатой струе с червонным сиянием солнечного золота; это живой, обособленный сгусток вечного течения времени, замерший и сохранивший в себе абсолютную красоту, продолжающую жить своей жизнью, но ставшую бессмертной…”

Данил Рудой – “Дневники

“Стихи Елене”

Нет имени прекрасней, чем Елена
Я в этом абсолютно убежден.
Считать иначе – для меня измена
Единственной, в которую влюблен.

Я не могу себе представить даже,
Чтоб не тобою очарован был.
Мне из других никто, никто не важен –
Они не разжигают сердца пыл.

Мне холодно с другими, а с тобою
Так солнечно, приятно и тепло.
Я дорожу секундою любою,
Из тех, когда любимое чело

Я видел пред собой и наслаждался
Твоим прекрасным, вдумчивым лицом.
Твой лик навек в душе моей остался…
Я благодарен матери с отцом

За то, что подарили жизнь однажды –
Ту жизнь, в которой я живу, любя,
Ту жизнь, где я, страдающий от жажды,
Забыл страданья, повстречав тебя.

К тебе обращено мое воззванье,
Молю, Елена, дай же мне ответ –
Готова ль на любовное признанье
Согласием ответить, или нет?

Данил Рудой – 2005

Стихи любимой девушке

Признание в любви Елене - стихи

“Его прекрасная Елена”

Его предатели лишили
Регалий жизни и корон,
Упрятать в гробе поспешили,
А после пышных похорон

К его рыдающей невесте
Пришли нахальною гурьбой,
Излили реку лживой лести
И увели ее с собой.

А он лежал в холодной яме,
Укрытый вечной немотой,
Он – тот, кто правил королями,
Как обезличенной толпой.

Но на Земле, в подлунном мире,
Осталась та, кто вечно ждет.
Смешав любовь с вином в потире,
Она отправилась в полет.

Ее молитва окрылила,
И, разомкнув ее уста,
Святой любови песнь излила,
Отнявши тело у креста.

И он восстал из тьмы и тлена;
В нем пламень сердца не потух –
Его прекрасная Елена
Вернула в жизнь бессмертный дух.

Данил Рудой – 2005

Стихи о любви

“Лена”

Лена,
Лена,
Помнишь,
Ты приняла
Шёпот мой
За бриз?
Лена,
О, Лена,
Помнишь
Шорох крыла
И ночной
Карниз?

Спрятанный, как портрет
Незнакомки, дороже которой нет,
Где под стрёкот цикад
Нас душил аромат
Позолоченных звёздами сигарет;
Где хватало вполне
Лунных бликов в вине
Превратить предвкушенье в парад планет;
Где был воздух дыханьем твоим согрет;
И где, встретив свой стих
Будто в первый раз
В горизонтах твоих
Бесконечных глаз,
Я летел с пьедестала гордыни вниз,
Полный тех же широт,
Только наоборот;
И, ступая за мною на самый край,
Ты заметила: «Только не умирай,
Ты пропустишь наш первый восход,
И плюс:
Смерть есть измена.»

Лена,
Где пара правильных крыл?
Орёл минут без пяти,
Я снова их позабыл.
Послушай, Лена,
Ты мой единственный шанс
Вернуть, не сбившись с пути,
Мне данный аванс!

Солнце всходило. Под лучей его залпы
Я как фавн куролесил и шутил невпопад.
Ты же пока отодвигала блаженство,
С цепким прошлым сойдясь в неочевидной борьбе.
Если б часы пошли назад,
Я ничего менять не стал бы
Так же, как прежде, видя в тебе
Больше, чем совершенство.

Лена,
Ты вновь осталась права:
Я так хотел объяснить,
Что заигрался в слова.
Послушай, Лена,
Ты мой во мраке огонь,
Ты – путеводная нить,
Ты – неба ладонь.

Лена,
Без тебя жизнь – крутое пике;
Я как волк одинокий продрог,
Застревая в любом тупике.
Так послушай же, Лена,
Обрученный с счастливой судьбой,
Я с другими ни разу не смог
Вздохнуть, как с тобой!

Очерки жизни, не подверженной ссорам,
Посторонним – как в раны приоткрытые соль.
В плаванье дальнем романтической лодки
Нелегко удержать во время бури штурвал.
Я не хотел, однако боль
Ей причинил, а значит вором
Стал перед той, для кого вырывал
Правду у лжи из глотки.

Лена,
Дрожит в сомненьях рука,
Но этих нот остриё
Им неподвластно пока.
Так знай же, Лена,
Любви маршруты слепы,
И не уйти от неё
В развилках судьбы.

Лена,
Я тону изумрудом в вине;
Мне не нужен ни шторм, ни покой,
Если ты равнодушна ко мне.
Так послушай же, Лена:
Что бы там ни случилось в конце,
Ты одна обладаешь такой
Красой на лице!

Жизнь бежит, она решает,
Что ей больше жить мешает:
Одиночество, усталость,
Снисхожденье или жалость.
Я же, на свою удачу,
Чувства с глаз долой не прячу,
Только, – злой удел поэта! –
Только эти чувства – это…
Только эти чувства – это блюз!

Данил Рудой – 2015

Грустные стихи

“Петербургский дуэт”

(баллада о безответной любви)

Увертюра

Мой Петербург! Я был три раза в нём,
Но первый раз не в счёт. Я не был первым:
Мой выход был объят чужим огнём,
А мой уход стал скомканным и нервным.

Второй и третий – первый и второй.
Морской, бесчеловечный, липкий холод
Держал в осаде города покрой,
И был ветрами каждый шпиль исколот.

Но посреди разгула зимних нот
Нашлось пространство жаркому напеву,
Согревшему в решительный цейтнот
Неповторимых гения и деву.

О них сегодня речь пойдёт, и пусть
Воспоминаний свежесть будет нитью,
Ведущей через пройденную грусть
К грядущему прекрасному открытью.

Часть первая

1

Спонтанность – это жизненный девиз
Для тех, кому жить скучно по рассчёту.
Полёт домой – пусть долог, но без виз,
И он сродни мечтателя полёту,

2

Когда летишь на встречу с красотой,
Единственной, оставшейся в обойме
Отмеченных с рожденья непростой
Судьбою муз. А прочие на кой мне?

3

Она меня, конечно, не ждала,
Порвав со мной тогда, по переписке,
Но, в Штатах бесконечных удила
Перекусив, я наплевал на риски,

4

На Петербург пойдя, как на таран,
Москве слепой не уделив и суток.
Наш ветреный сюжет саднил от ран,
Мной нанесённых темой проституток.

5

Я не был виноват, но, слыша боль,
Отдал любимой право на обиду,
Решив, что лучше сыгранная роль,
Чем упущенье главного из виду.

6

Она не отказалась подобрать
Мое не откормившееся тело,
Но улыбаться, как и целовать,
Так ни на йоту и не захотела.

7

Стал в первый вечер непреодолим
Барьер неодинаковых кроватей.
Она спала как хрупкий херувим,
А я не смог: мой угол был покатей.

8

Я не сомкнул и днём коротким глаз,
И в час, когда Елена возвратилась
С безжалостной работы, мой экстаз
Сменил её сомнения на милость.

9

Обидам прошлым был поставлен “шах”,
И каждая минута первой ночи
Звенела обольстительно в ушах,
Не становясь предательски короче.

10

За ночью повторяя ночь, мы с ней
Курили сигареты беспрестанно,
Квартиру превратив в театр теней,
Сошедших в исступлении с экрана.

11

Дни были бесполезней. Впрочем, мы
Их лаконизм почти не замечали,
Под одеялом прячась от чумы
Всё нараставших приступов печали.

12

И незадолго до момента “икс”
Я – эту слабость мне не повторить бы! –
Под тем же одеялом сделал кикс,
Просив руки Елены для женитьбы.

13

Её скупой, расчётливый отказ
Закономерным прозвучал вердиктом;
Я прослезился, но не напоказ,
А от того, что волю дал инстинктам.

14

Потом я шёл, почти как демиург,
Пешком от расставанья до вокзала,
И повторял спросонья Петербург
Всё то, что на прощанье мне сказала

15

Моя Елена. Или не моя?
Ведь гибкость чувств не значит принадлежность,
И даже рифм алмазные края
Не возведут в любовь простую нежность.

16

В тумане подошёл к концу вояж:
Я уезжал с холодного перрона,
И разум мой похожим был на кряж,
И не венчала голову корона.

Часть вторая

1

Чтоб только не выплачивать долги,
Судьба порою делает подарки,
Нависшие над нами потолки
На время превращая в полуарки.

2

Грань противоположностей узка,
И, в понедельник заступив работать,
Во вторник я узнал, что отпуска
На Рождество даны нам счистить копоть.

3

Так в третий раз за календарный год
Я полетел к своей любимой музе,
Что загибалась гордо от невзгод,
Но так и не сказала “нет” обузе.

4

Она была прекрасна, здесь и впредь;
Мой ум же бесконечно поражало,
Как ей сходило с рук меня терпеть,
Не нарываясь колкостей на жало.

5

А где был Питер? Питер был вокруг,
Искря во тьме как блёстками на платьях,
И мне банально не хватало рук,
Чтоб, как Елену, сжать его в объятьях.

6

Она была совсем не против, но
Запас любви исчерпывает утро,
Когда айфон, дремавший, как бревно,
Заводит трель с оттенком перламутра.

7

Любовь кончалась, наступал черёд
Спешить и собираться на работу:
Ей надо было к цифрам, мне – в народ,
Я задолжал ему свою заботу.

8

Он ждал, меня, заморского хлыща,
Зовя, как капитан мамзель в каюту,
А я бродил по улицам, ища,
Где лучшим курсом обменять валюту.

9

Дрожали отражения в Неве,
И Петербург гудел предпраздным гулом,
И купола купались в синеве,
Но был мой путь одним сплошным прогулом.

10

Мне не хватало Лены, и, тоску
Пирожными и кофе заглушая,
Я целый день готовился к броску,
Моля, чтоб оказалась ночь большая.

11

Я мог и не молить, и этот факт
В любой момент привносит света пятна:
Ей, как и мне, не нужен был антракт,
Как только коже делалось приятно.

12

Потом был Новый год, а с ним салют,
Абрау Дюрсо и странная усталость,
Как будто мне в одно из сладких блюд
Попала яда приторного малость.

13

Но я восстал и от прощальных слов
Не прогорел, как прогорают свечи,
И в час последний так же был готов
Её любить, как был за час до встречи.

14

Мороз стоял на улицах стеной,
Когда она гнала к аэропорту,
А я тонул в воронке временной,
Привычным жестом щупая аорту.

15

В глазах Елены не было костра,
И губы уподобились замочку,
Когда пришла постылая пора
В безвыходной строфе поставить точку.

16

По трапу вознеся нелёгкий груз
И улыбнувшись небесам нежнейше,
Я прочь от бесподобнейшей из муз
Летел к воспоминаниям о ней же.

Кода

Такими были наши две судьбы,
Проплывшие по Невской перспективе:
Моя – сложив ладони для мольбы,
Её – с мечтой о лучшем коллективе.

Но время нажимает на педаль,
Несясь вперёд и в то же время мимо,
И то, что навсегда умчалось вдаль,
С тем, что осталось, несоизмеримо.

В законе этом нету подоплёк,
Помимо принуждения для роста,
Но он печалью жизнь мою облёк,
И потому бывает так непросто,

У музы возлежа на животе,
Поклясться быть ей преданной навеки…
И в пепельной проснуться темноте
С туманом, просочившимся под веки.

Данил Рудой, апрель – июнь 2016

Стихи о Петербурге

Данил Рудой – стихи про Лену

Приговорённый к тлену,
С «Маузером» к виску,
Вспомню свою Елену
В собственных слов соку…

“Каменная камея”

Стихи про Лену я начал писать после того, как познакомился с ней: с девушкой, которую до сих пор считаю самой красивой не только среди обладательниц этого имени, но и всех, кого видел в жизни. Случайная встреча в ее родном городе, где я провел несколько часов во время выездной школьной экскурсии, подарила мне прекрасную музу, чье незримое присутствие постоянно заставляет меня задумываться, дохожу ли я в своих стихах до максимума, на который способен.

В жизни каждого поэта должен быть женский идеал, играющий роль промежуточного звена между миром и богом, этакого мерила сущности поэта и результата его усилий, и мне с моей бесподобной Леной повезло едва ли не больше, чем всем моим предшественникам вместе взятым, потому что стихи, до которых я дохожу благодаря ей, заставляют меня верить, что, даже если моя жизнь внезапно и безвременно оборвётся, то, что я уже успел оставить после себя, оправдают ее перед лицом любого арбитра творчества.

Данил Рудой

Поделились с друзьями!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

1 MКомментарий - “Стихи Елене и стихи про Лену

  1. Курт Куртинайтис.:

    “Жизнь”
    ………………………………….
    Попа толстая, ремня –
    получила от меня!
    Думал – наказать её, а –
    она, кричит: – Ещё!
    (голосом хозяйки смелой, прозывающейся Леной)
    Крутится, румянится,
    чуть не улыбается!
    Попа знает, что ремня –
    дал ей, всё-таки – любя!
    7.07.2016 Курт Куртинайтис.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.