Дело Камилы Валиевой. Что сделали с лучшей фигуристкой мира

Не заходят нынче
Деньги и гитара.
Запил б и да Винчи
С этого кошмара.
Нынче у Камилы
Служащие ВАДУ
Взрослые верзилы
Отняли награду.

Плюсы российского запоя: ты понятия не имеешь, что сделали с Камилой Валиевой.

Камила Валиева — жертва террористической атаки, чьей целью были сама спортсменка, сборная России и все население нашей страны. Российским спортсменам, сегодняшним и завтрашним, прививают инстинктивный страх быть лучшими, и наше государство не принимает эффективных мер, чтобы с этим бороться. Это значит, нужно проявлять еще большую сплоченность в собственной жизни, поддерживать друг друга и ставить перед собой самые смелые цели: только так мы сможем оттеснить обнаглевшего неприятеля с принадлежащей нам по праву территории и забрать свое.

Что сделали с лучшей фигуристкой мира

На Олимпиаде-2022 в Пекине закончились выступления женщин в одиночном фигурном катании, в ходе которых пятнадцатиленяя российская фигуристка Камила Валиева пала жертвой циничной и изощренной атаки либерального Запада, не справившись с травлей и другими террористическими актами, более характерным для политических боев без правил, чем Олимпийским соревнованиям. Россию продолжают унижать на международной арене при полнейшем попустительстве российских защитников ее интересов. О том, что сделали с Камилой Валиевой на Олимпиаде в Пекине, в этом репортаже.

Почему дело Валиевой разочаровало бы Достоевского

Дело Камилы Валиевой — вот как можно окрестить происходившее в Пекине бесчинство. Также по правилам нормативного русского языка (если он к тому времени еще не закончился) произошедшее с Валиевой называется террористическим актом (акт запугивания — это есть есть теракт, от латинского terror — страх). И как здесь не вспомнить мэтра литературной психологии Достоевского (о психологах мы еще поговорим) с его универсальным критерием высшей гармонии из “Братьев Карамазовых”?

Пока еще время, спешу оградить себя, а потому от высшей гармонии совершенно отказываюсь. Не стоит она слезинки хотя бы одного только того замученного ребенка, который бил себя кулачонком в грудь и молился в зловонной конуре своей неискупленными слезками своими к «боженьке»! Не стоит потому, что слезки его остались неискупленными.

Давайте на секунду забудем про всех нас, про все наши интересы, личные и коллективные, и чаяния вроде мечтаний о том, кем Камила Валиева должна быть, чтобы доставить нам удовольствие, и посмотрим на тех, кто ей противостоял. О чем имеют право говорить эти биороботы, если они построили свое куцее счастье не на одной слезинке Камилы Валиевой, а на ее рыданиях? Ответ кажется очевидным, но, как истинных поклонников Достоевского, нас больше всего волнует, восторжествует ли справедливость, и здесь нас ждет неприятный сюрприз. Если мы воспринимаем справедливость как фею или рыцаря на серебряном коне, который машет волшебной палочкой и по-Кихотовски исправляет кривду, нас ждет сильное разочарование. Но если справедливость для нас — это успешное использование возможности стать лучше после перенесенной несправедливости, тогда ситуация с Камилой Валиевой — это карт-бланш, который нам только что выдали наши самые бесчеловечные неприятели.

Иллюзия гармонии

У России не может быть врагов: только неприятели. Враг — это тот, на кого нападают первым. Неприятель — тот, кто может одуматься и не нападать.

Для сердца, воспитанного на детских иллюзиях, это прозвучит бессердечно, но Камила Валиева проиграла Олимпиаду в Пекине из-за детских иллюзий. Как и положено здоровому и психически полноценному пятнадцатилетнему ребенку, Валиева полагала, что живет в порядочном мире, где талант и упорный труд являются гарантом заслуженного успеха. И именно поэтому Камила перестала быть ребенком на этой Олимпиаде, увидев, что мир на самом деле несправедлив, коварен и жесток.

Ребенок ожидает от мира одобрения за сам факт своего существования, за нетривиальные поступки требует восхищения, а на вопиющую несправедливость в свой адрес реагирует наиболее болезненно, иногда формируя на этой почве тяжелые психологические комплексы. Поэтому позволить себе пребывать в детских иллюзиях могут лишь те, о ком хорошо заботятся: Симона Байлз, например, ведь правду о том, чем ее пичкают, надежно скрывает та же машина коррупции и пропаганды, которую обрушили на Валиеву, не только не посчитавшись с тем, что она, возможно, лучшая фигуристка за всю историю фигурного катания, но именно из-за этого, ведь она представляет Россию. И теперь стремительно повзрослевшей Валиевой предстоит научиться творить своим катанием гармонию, зная, что в реальном мире ее нет.

Почему нас так ненавидят

Я понимаю Камилу в той части, где ее работа из спортивной становится творческой и художественной. Творец-фигурист выходит на лед для того, чтобы создать сказку: тот самый волшебный мир, где торжествует справедливость, и который невозможен в реальности. Это художественное творчество так выгодно отличает российских гимнасток и фигуристок от мужеподобных атлеток других стран (уверенных, что еще полтора фунта мышечной массы — и они станут первыми), что завистливые соперники никак не могут простить нашим красавицам их заведомого преимущества, гадя, как завещала им их мать-и-мачеха англичанка.

Подобное поведение понятно и предсказуемо: наши соперники живут в мире масс-культуры, где среднестатистический потребитель смотрит двенадцать часов сериалов еженедельно, но ни разу в жизни не был ни в опере, ни на балете, а зацикленность на грубой силе — это естественное следствие жизни и работы в образцово-лицемерном капиталистическом обществе, где истинные мораль, нравственность и справедливость никогда не выходят за рамки красивых слов и принципиально несдержанных обещаний, а оставаться на плаву можно лишь, постоянно грызя глотки ближнего, про которого ты в то же самое время должен говорить, что любишь. Однако Камила не должна падать духом: в реальном мире действительно бывает мерзко, но человеческую способность обращать несправедливости в преимущества никто не отменял.

Ненависть как источник вдохновения

Об этом принципе хорошо знает Владимир Путин, потому что спецслужбы ответственно подходят к подготовке и отбору своих кадров, обучая их крайне полезным навыкам, незаменимым для ученых, спортсменов, политиков и любых других людей, попадающих под индуистское определение Касты Воинов. Как избавиться от страха высоты? Наслаждайтесь каждой секундой над пропастью и не только не бойтесь смотреть вниз, а делайте это от души. Как выдержать физическую пытку? Наслаждаясь болью и желая себе большей боли. Оставляя силу посыла, меняй знак с минуса на плюс: идти за пряником легче, чем бежать от кнута, а значит, и зайти можно гораздо дальше.

Некоторые виртуозы вроде Жозе Моуринью доходят в этом жанре до мыслимого совершенства, но ведь футбольного стадиона на этой ковидно-ограниченной Пекинской олимпиаде так и не набралось, так что оказываемое на Валиеву давление не было максимально возможным. Ах, если бы она только поняла, какой это кайф — прыгать тройной аксель под давлением дьявольской машины, которая пока сильнее, чем целые США, и приземлить его идеально! Я даже позавидовал Камиле, но признаюсь: окажись я на ее месте в ее возрасте, скорее всего, провалился бы куда хуже. Что и говорить, шишки на собственной шкуре мы запоминаем лучше всего, со временем набираясь опыта, и здесь вынуждены обратиться к тренерскому искусству: подсказать, как нужно именно сейчас, чтобы получилось и так, как хочется, и так, как нужно — талант, ничуть не меньший, чем требуется, чтобы откатать произвольную программу Валиевой без ошибок. И где он, этот талант? Возможно, я ошибаюсь, но в действиях нашего (бесспорно выдающегося) тренерского штаба я его не увидел.

Камила Валиева после произвольной программы на Олимпиаде в Пекине-2022

Камила Валиева на Олимпиаде в Пекине (Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС)

Роль наставника

На этой Олимпиаде Валиева стремительно повзрослела; жаль, что рядом не оказалось наставника, способного вовремя подсказать, что несправедливостью можно наслаждаться так же, как справедливостью, если не перегибать палку и вовремя остановиться — а у такого мастера, как Камила Валиева, со своевременной остановкой проблем точно не возникло бы. Немного дополнительного огня на сальхов, еще более изящное приземление после риттбергера — и журналистам оставалось бы лишь останавливать работающие против них заголовки вроде “Назло и вопреки”. Слышите эти меднотрубно-елейные ахи и вздохи чиновников по телевизору: тех самых, кто палец о палец не ударили, пока педофилы-насильники ВАДА приставали к лучшей фигуристке планеты, не давая ей спать? Этим свиньям так хотелось лишить ее девственности, что, не в силах сделать это физически, они попытались иначе, и старшие товарищи нашей девочки не подстраховали. Перефразировав слова известного предателя Резуна, до боли емко описавшего сходную ситуацию, не оградили, не предотвратили, не отмазали.

Это очень серьезный провал. Можно небрежно относиться к расходному материалу элиты, но позволять такое же отношение к ее сливкам значит дорого поплатиться за небрежность. Впрочем, я давно обратил внимание: наш мир непропорционально жесток к невинности, словно само ее существование этот мир непреодолимо бесит — притом, что по логике морали и нравственности, ее следовало бы наиболее тщательно оберегать. Но видимо, мир руководствуется какими-то другими принципами, и не поручусь, что ему есть хоть какое-то дело до наших.

Психология от идеолога

Я не имею никакого отношения к Олимпийскому комитету России, да и психологией занимаюсь лишь как вспомогательной дисциплиной, а вот почему настоящего психолога, способного грамотно объяснить Камиле Валиевой, что происходит и что делать (отвечать на “кто виноват?”, пока не решены первые два, бессмысленно), — большой вопрос, тем более, подобные обвинения в последнее время, мягко говоря, зачастили.  Даже если в сборной России есть номинальные кадры, занимающие должность астролога психолога в том или ином ее толковании и даже способные помочь спортсменам, к примеру, не выгореть перед Олимпийским стартом, очевидно, что после начала скандала никто не работал с Валиевой грамотно, и это стоило нам не только медали, личной трагедии и очередного внешнеполитического позора, заставляющего смотреть на текущий диалог с НАТО с куда меньшим оптимизмом, но и великолепной возможности научить Камилу психологически верному мышлению — возможности, упущенной, надеюсь, навсегда, ведь подвергать ее чему-то подобному повторно означает поставить роспись в окончательной государственной неполноценности.

Самое обидное то, что катастрофы легко можно было избежать. Все нужное можно было бы донести до Валиевой за пару часов — без громкого пафоса о том, что на нее смотрит и надеется вся Россия. Еще час-полтора ежедневных занятий для закрепления материала и разбора ключевых тактических ходов (вроде восприятия чиновников ВАДА как актеров театрального представления, где реплики и поведение не зависят от реальности и определены сценарием заранее), и не о каком срыве не было бы и речи. Но такой работы проделано не было: об этом красноречиво свидетельствует прокат Валиевой в произвольной программе. Она ошиблась не раз и не два и не немного, как Трусова, а ошибалась систематически, и так грубо, что на фоне ее безукоризненного платья это выглядело просто нелепо.

И здесь возникает самый резонный вопрос: куда во время всего этого позора смотрел Путин?

Куда смотрит Путин

У нас нет иллюзий о занятости Владимира Путина, но дело Камилы Валиевой — государственной важности, так как является звеном той же цепи, что включает нагнетание Западом истерии о якобы готовящемся вторжении России на Украину, введение очередных санкций против нашей страны и еще длинный перечень несправедливостей, от которых все адекватные люди уже давно устали. В последнее время официальная пропаганда много рассказывала нам, что ситуация наконец-то стала меняться, и после тридцатилетнего перерыва Россия уже несколько месяцев играет на международной геополитической арене чуть ли не первым номером, требуя гарантий безопасности (и, видимо, готовя глобальный мир к развалу на валютные зоны, если таких гарантией предоставлено не будет). Это заряжало нас оптимизмом и заставляло надеяться, что во внешней политике дела России и впрямь налаживаются (об упадке в политике внутренней из деликатности умолчим), и за Олимпиаду в Пекине можно не волноваться, тем более, в роли принимающей стороны выступает Китай (спорт как суррогат войны — это прямое продолжение внешне политики, а Си и Путину, вроде бы, удалось договориться).

Как выяснилось, мы ошибались.

Вариант ответа

В настоящий момент все заказчики, организаторы и исполнители теракта против Валиевой уверены, что им не придется отвечать за содеянное — иначе их самих разорвало бы от страха, который они пытались породить в Камиле. Но дело Валиевой стало не просто некрасивым — в отношении лучшей фигуристки мира была демонстративно перейдена определенная черта, которую вернее назвать точкой невозврата, и благородные господа не прощают подобного отношения к своим дамам. Возможно, виновные рассчитывают, что, даже если такие благородные господа окажутся у руля России в ближайшие лет двадцать, руки у них будут связаны теми или иными гарантиями безнаказанности для стоящих над законом хозяев мира, но этот рассчет может не оправдаться, причем гораздо быстрее.

Одним из самых популярных фрагментов Мюнхенской речи Путина в 2007-м является фраза об ассиметричных мерах, предпринимаемых Россией после проявлений агрессии в ее адрес. Подобным ассиметричным ответом в настоящий момент могла бы стать временная блокировка на территории России Фэйсбука и принадлежащих ему сервисов вроде Инстаграм. В одной из предыдущих статей мы разбирали, почему блокировку Ютуба в России лучше сочетать с сильным падением американского рынка Насдак, однако в последние недели новоиспеченная Мета получила форменную торпеду под ватерлинию и потеряла треть стоимости, и новости о проблемах на российском рынке могут еще сильнее надломить хребет цифровому гиганту, недавно считавшего себя неуязвимым. Не то, чтобы нам было так принципиально топить Фэйсбук, но язык денег и физической боли — единственное наречие, которым владеют англосаксы, искренне способные продаться даже не за тридцать, а за три серебряника и не испытывать на этот счет никаких угрызений отсутствующей совести.

“… при полнейшем попустительстве российских… “

Типичный российский спортивный чиновник — это единица, не видящая дальше своего кармана. Свои прямые обязанности по защите интересов России они воспринимает как досадную помеху на пути к личному обогащению, а понятия вроде “чести”, “справедливости” и “патриотизма” для них не просто вторичны, а словно взяты из незнакомого иностранного языка. В этом смысле набивший оскомину англосакский перевертыш, когда пострадавшая сторона обвиняется точно в том, чем ей нанесли ущерб, в устах представителей ВАДА и МОК заиграл новыми красками: обвинения российскому тренерскому штабу в жестоком обращении с детьми не смотрелись так дико, как разжигание НАТО войны на Украине, потому, что наши официальные лица за этой Зимней Олимпиаде в Пекине выглядели, как деревянные чушки.

Налицо две проблемы: еще одно набившее оскомину полнейшее попустительство и самое страшное — плохая огранка человеческого аналога бриллианта Кох-и-нур (Кох ***, Нур — это татарский театр в Уфе). Другими словами, мало того, что чиновники позволяют себе красть из бюджета практически все, что в него попадает, они бездействуют даже тогда, когда прессуют доверенных им пятнадцатилетних детей! И что с ними после этого делать?

Предлагаю, наконец, определиться: снять крест, или надеть трусы. Взять их поголовно и переспрашивать: патриот, или иностранный агент? Все ведь все про всех знают, просто никто ничего не делает из-за определенных и очень конкретных договоренностей. Ребята, это иллюзия: либо вы начнете выполнять свои обязательства, либо от вас ничего не останется — от слова совсем. И крышевать вас больше никто из уважаемых людей не будет уже хотя бы потому, что значительная их часть сама скоро будет ползать по миру с протянутой ручкой.

Роднина и лишение российского гражданства

Одним из самых агрессивных критиков Валиевой в нашей стране оказалась гражданка США и депутат Госдумы РФ Ирина Роднина, в чьих словах, помимо вероятного отрабатывая иностранной пайки, отчетливо сквозит и банальная зависть: очевидно, что даже на пике своей формы Роднина соперничала бы не с Камилой и даже не с Сашей Трусовой, а с Сакамото, завоевавшей в Пекине бронзовую медаль. Возможно, трехкратная Олимпийская чемпионка идет по проторенному пути, выслуживаясь перед своими хозяевами, однако у широкой российской общественности встает закономерный вопрос: когда подобное поведение, идеологически недопустимое для депутата госдумы РФ (если мы отталкиваемся от гипотезы, что госдума РФ служит интересам РФ, а не США), будет наказываться по заслугам?

Определенных официальных заявлений должно быть достаточно для автоматического лишения российского гражданства с конфискацией имущества и депортации с территории нашей страны вне зависимости от наличия гражданства других стран. Пока такой сценарий невозможен, поскольку либеральная группировка, развалившая СССР и разграбившая его под видом приватизации, все еще сохраняет свое привилигированное положение над законом и потому неподсудна несмотря на любые совершенные преступления. Однако очень важно фиксировать  подобные перегибы: есть мнение, что в течение следующих нескольких лет либеральная команда лишится большинства своих ключевых ресурсов, и тогда разговор с представителями пятой колонны пойдет по другому сценарию — и с методичным припоминанием всех тех зафиксированных перегибов, в особо тяжких случаях тянущих на госизмену.

Российско-Китайские отношения

В отличие от американцев, россияне совершенно не озабочены взаимоотношениями с Китаем, и, возможно, поплатились за это. Ситуация с Валиевой крайне показательна тем, что Путин и Си неоднократно встречались в последнее время, включая открытие Олимпиады как таковой: значит, либо они не договорились, и тогда Пекин напоминает об этом Москве таким изощренным способом, либо договорились, и тогда это откровенная диверсия от оппозиции Си, сильно подрываюшая его позиции как в Китае, так и в глазах России. Нам от этого не легче, но если дело Камилы Валиевой получит продолжение, его исход вполне может зависеть от того, с какого из тех двух сценариев оно началось.

Кто-то возразит: если Китайская повестка всегда была нам параллельна, почему что-то должно измениться сейчас? Во-первых, формат мира, в котором мы жили всю сознательную жизнь (если нам еще хотя бы не сорок) или большую ее часть (если вам еще не восемьдесят), похоже, закончился. Во-вторых, точной идеи о том, какой окажется новая модель, ни у кого нет — особенно у тех, кто громче всех кричит, что точно знает, как оно будет (это попытки выдать желаемое за действительное или конкретный медицинский диагноз). В-третьих, Китай явно остается великой державой как минимум на среднесрочную перспективу, а значит хорошие взаимоотношения с ним необходимы для собственного процветания.

Выводы

Клеветникам России: всех не перебьете, а оставшиеся приспособятся так, что заставят вас жрать собственных детей. Сколько еще тысяч лет вам нужно, чтобы понять эту простую истину?

Последнее слово в этой истории не сказано уже хотя бы потому, что неясна судьба золота в командных соревнованиях, да и вопросов остается великое множество (например, почему Тамутдавайберидзе не сообразила, что объективный недостаток теплоты в ее словах Валиевой после произвольной программы будут использованы как повод для дальнейших провокации: остановить лучшую фигуристку мира мало, неприятелю нужно сбить и ее тренера, чтобы сломать процесс подготовки будущих чемпионов), но все они, несмотря на свою бесспорную тактическую важность, вторичны по сравнению с главным выводом: сборная России оказалась не готова к Зимней Олимпиаде в Пекине-2022, и дело Камилы Валиевой сыграло роль лакмусовой бумажки, высветивший слабые места нашей команды, в итоге занявшей в медальном зачете 9-ое место.

Для Камилы Валиевой и сборной России

В первую очередь, помимо напрашивающегося пожелания скорейшего восстановления от психологической травмы, хочется пожелать Камиле как можно скорее встретить настоящую любовь: это напомнит ей, что в нашем мире есть нечто, что делает его стоящим жизни несмотря даже на вопиющие несправедливости.

Идеологически главное, что нужно понять Камиле Валиевой, Саше Трусовой, Ане Щербаковой и всем остальным российским спортсменам (бьющимся с лучшими соперниками на равных и особенно на голову их превосходящим), это то, что крупные международные соревнования и, в первую очередь, Олимпийские игры есть не игры доброй воли, как утверждают источники, поддерживающие гей-парады, экологический сатанизм и ювенильную юстицию по всему миру, а кровопролитная война, где против них могут быть и будут использованы любые запрещенные средства. Справедливый мир, где высшую награду всегда получает лучший — это утопия, возможная лишь в сказках оторванных от реальности и надежно защищенных клоунов, тогда как на деле либеральная Западная гидра выглядит и действует хуже, чем на пропагандистских карикатурах. Но парадокс в том, что существует она для того, чтобы делать нас лучше; или, как говорят в таких случаях каббалисты, грешник приготовит, а праведник наденет.

Камиле надо объяснить, что жизнь — театр, люди в нем — актеры, и некоторые за дополнительную пайку пойдут на низость, от одной мысли о которой справедливого человека физически тошнит. Это не значит, что, чтобы победить, нужно им уподобляться: нет, для россиян это обернулось бы поражением. К неприятелю нужно относиться либо с любопытством и удовольствием (согласно гениальной теории тольтеков о “мелочном тиране”), либо отрешенно, как будда (“провал маятника” в транссерфинге — школе, отталкивающейся от тех же тольтеков). Пигмейский либеральный Запад всегда ненавидел нас за душу, которой не обладает сам, но разве нас это когда-то останавливало? И за это они тоже до смерти нас ненавидят: они никак не могут понять, почему после всего, что они нам сделали, мы все равно их не замечаем.

Не верите? Тогда как вы думаете: если опросить всех россиян, сколько скажут, что в обычной войне с США победу одержит Россия? Думаю, процентов 90, и то из оставшихся половина будут бормотать, что “победителей не будят”. Причем этот процент будет несильно варьироваться между, скажем, Татарстаном, Камчаткой и Москвой. Так получается само собой: любому адекватному человеку, побывавшему в России, у нас нравится. А ведь казалось бы: есть США, Запад. Кстати, сколько членов тренерского штаба смогли бы назвать все игровые виды спорта на Зимней Олимпиаде в Пекине-2022? Вот-вот, а ведь в этот раз мы не выиграли даже хоккей.

Для Щербаковой и Трусовой

Валиева каталась не за себя, а за всю страну, и ее четвертое место означает поражение России на том фронте, где победа стоит больше не только всех уже выигранных вами медалей, но и всех ваших чемпионских амбиций, как удовлетворенных, так и нет. Лучшее, что вы можете сделать — оказать Валиевой поддержку. От вас никто не требует становиться лучшими подружками Камилы в Инстаграм, но вести себя в ее сторону по-человечески вы обязаны, если вы катаетесь за Россию, а не за то, за что каталась Роднина. Девочки, поверьте: ничего личного, но у каждого свои предпочтения, и с точки зрения всей России мы всего лишь уступили бронзу, хотя конечно, посмотреть на это таким образом было бы преступлением. И мы ничуть не умаляем ваших заслуг: мы сожалеем, что Тутберидзе не поставила в командный турнир Трусову. Кстати, Саша, ты сама-то как думаешь: если бы ты отпрыгала в командном короткую и произвольную так, как сделала это в личке, сумела ли бы отпрыгать ее точно так же в личке еще раз?

Для Этери Тутберидзе

Юная талантливая девушка — это кладезь; в ней столько необыкновенного, что иногда от этого может захватить дух: всерьез и надолго. Эту кладезь нужно беречь, особенно если выжимаешь из нее все соки. Мы ведь не говорили ни о чем сверхестественном: все сказанное напрашивалось само собой, но почему-то так и не было исполнено. Причем худшее из всего — их обвинения в нашем жестоком обращении. Или мы и в самом деле обращаемся с ними неправильно, а они потом много падают в последнем прокате Олимпиады? Видите, сколько лапши из одного-единственного неосторожного предложения? Вообще-то такие промашки обычно не прощают, но, кто его знает, может быть, есть и другие правила.

Право на чудо

Я верил в чудо до самого конца, то есть до второго падения Камилы, и до сих пор считаю, что имел на это все основания. Журналисты неоднократно отзывались о Валиевой как о человеке со стальным внутренним стержнем, и мне казалось, они правы. Но дело даже не в этом. Я — человек, настолько полный детских иллюзий, что полагал, будто в тот вечер мы имели право на чудо. А право на чудо — это такая классная штука, что заводит уже одна мысль о том, что оно у тебя есть.

Право на чудо — это когда ты приходишь к Богу и говоришь: посмотри, у тебя на глазах творится вопиющая несправедливость! Ты обязан что-нибудь с этим сделать! Разумеется, под чем-нибудь подразумевается чудесно-сказочный тип спасения со всем сопутствующим волшебством. Самое смешное, что Бог может и согласиться: в нашем случае это означало бы, что произвольная программа Валиевой была бы исполнена даже лучше, чем на последнем Чемпионате Европы, выигранном Камилой с итоговой суммой в 259.06 баллов (для сравнения: Щербакова выиграла Олимпиаду с 255.95). И все: критики были бы капитально заткнуты, вся поднятая ими шумиха обернулась бы против них же самих, а чтобы отыграться их хозяевам пришлось бы проворачивать нечто совсем запредельное вроде пожизненной дисквалификации. Но видимо, Камила действительно еще слишком молода, и там наверху решили не делать ее небожительницей так рано. Да и Анечка Щербакова заслужила от первой до последней ноты, чего там говорить!

Могла ли Валиева совершить подвиг и откатать произвольную программу лучше всех или хотя бы чуть хуже Трусовой (для золота этого бы хватило)? Да, но это превосходило бы любой из пресловутых подвигов Геракла, на которые так любят ссылаться даже те, кто не может назвать и Авгиевы конюшни. Дело в том, что, как бы невероятно подвиги Геракла ни выглядели для нас, сам герой был полностью укомплектован для их совершения — точно так же, как Камила Валиева была укомплектована, чтобы выиграть золотую медаль Пекинской Олимпиады: пусть не с пятью приземленными четверными, а с тремя и тройным акселем. Разница в том, что, совершая свои подвиги, Геракл не подвергался давлению прессы.

Давление прессы

Давление.
Давление в бездне.

Стивен Кинг. “Лангольеры”.

Знаете, как в США называют РУСАДА? Оксюмороном. Оксюморон — это фраза вроде “живой труп” или “пчелы против меда”. Тогда “давление прессы” — это тавтология. Подобно тому, как гидравлический пресс существует для уничтожения любых твердых объектов, пресса существует для уничтожения заказанных ей людей. И подобно тому, как гидравлический пресс одинаково полностью истребит как любой хлам, так и Статую Давида Микеланджело, пресса сожрет с потрохами и Джека Потрошителя, и Иисуса Христа. С потрошителями даже проще: когда продвигаешь какого-нибудь Иисуса, у аудитории постоянно возникают сомнения, так ли он свят, как написал копирайтер, зато если сказать, что какой-то незнакомый человек — серийный маньяк, никому и в голову не придет усомниться.

Выражаясь языком Запада, истинного законодателя мод в борьбе запрещенными средствами, репортерам удалось забраться Валиевой в голову и под кожу, а значит Камилу учили обращаться с прессой по устаревшим лекалам, что в принципе недопустимо для лучшей фигуристки мира, чей счет подписчиков уже перевалил за миллион. Не знаю, отвечала ли за это Этери Тутберидзе или кто-то еще, но это неважно: главное, что Камиле не объяснили главное. Это возможно по двум причинам. Либо тренерский штаб знал и не объяснил, либо вообще не мог объяснить, потому что не знал. Во втором случае у нас серьезная проблема в Минспорта, и с этим давно пора завязывать. Сколько золотых медалей разыгрывается во фристайле и сноуборде? По десять-двенадцать? И никто, часом, не знает: с какого перепуга?

Вместо эпилога

Думаете, это конец? Нет, это начало долгого и увлекательного пути. И, если Камила Валиева вернется через 4 года и завоюет золотую медаль в личке, нам останется только благодарить почти наверняка смещенных к тому времени содомитов ВАДА и их неверных хозяев за то, что подарили нам смертельно опасного воина, умеющего ждать. Эту девочку уже тогда, в девятнадцать, можно будет брать в Думу вместо Родниной, и уверен, Валиева там не затеряется. И не забудьте: Саша Трусова ведь наверняка не согласится, что недостойна золотой олимпийской участи. Это тоже естественный отбор, просто каждая его неудача куда заметнее и потому болезненнее. Но если этот мир заставляет нас становиться лучше, значит, это кому-нибудь нужно, и что, если этот кто-то не кто иной, как сами мы?

Хочется в это верить.

Данил Рудой — Москва, 18-20 февраля 2022 г.

 

К другим эссе

В начало страницы

Главная страница

Поделились с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.