«Тот, кто мне нужен»

 

Увы, я слаб. Я знаю эту слабость в лицо,
И имя ей – постылая лень.
Она вокруг меня сжимает плотно кольцо,
На жизнь бросая черную тень
Порывы страсти резкой раздувают пожар,
Воспламеняя сердце опять,
Но я впустую жгу свой пробудившийся дар,
Не в силах ничего предпринять.

И в полудреме я лежу средь пыльной тоски,
Роняя на бумагу перо…
И в серых буднях жизни света нету ни зги –
Увы, мое преданье старо.
Но я бы мог все изменить, пустив под откос
Нелепый и ненужный свой век.
Я приготовил свой ответ на вечный вопрос:
Мне нужен друг – другой человек.

Мне нужен тот, кто не сидит на месте один
И ждет, когда придет его срок;
Мне нужен тот, кто сам своей судьбы господин,
Кто честный, но азартный игрок;
Мне нужен тот, кто видит грань меж злом и добром,
Кому неведом страх и упрек;
Мне нужен тот, кто щит и меч сражает пером,
Кто, разум холя, сердце сберег;

Мне нужен тот, кто, выбрав свой единственный путь,
Сметет любой забор и барьер,
Кто может рок случайный в рог бараний свернуть,
Кто может с места прыгнуть в карьер;
Кто не медали – честь повесил слева на грудь,
Прикрыв ее простым сюртуком,
Всегда готовый настежь свой сюртук распахнуть,
Была бы только надобность в том;

Он должен быть поэтом, чтоб меня понимать,
И чтоб я мог его полюбить
Как брата, как отца, и как сестру, и как мать,
Чьи имена нельзя позабыть;
Чтоб утром, встав до самых первых из петухов,
Он крепко взял меня за грудки,
Сказав: «Пойдем на поиск новых рифм для стихов,
Достойных нашей славной строки»;

Чтоб шла толпой за нами вереница из муз:
Ведь он поэт – я тоже поэт!
Нас двое, он и я: мы нерушимый союз,
Мы вечный, идеальный дуэт;
Чтоб мы, чеканя шаг по спинам улиц кривых,
Смотрели на восход и закат,
Подмигивали стеклам окон вечнослепых,
И хором сочиняли трактат:

Трактат о всем насущном — жизни, смерти, любви,
О силе, скрытой в каждом из нас,
О ветхой старине и о манящей нови,
О смысле, незаметном подчас;
О том, что «эпилог» еще не значит «конец»,
Пока кипит в артериях кровь,
О том, что унисон двух равноправных сердец
Из пепла возрождается вновь.

Данил Рудой — август 2004

«Времена и нравы»

«Близнецы»

«Ведомые тайной»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *