Русский футуризм

Русский футуризм в литературе

Русский футуризм: истоки

Слово «футуризм» произошло от латинского слова «futurum», означающего будущее. Так называется авангардистское направление в европейском и русском искусстве 10-х – 20-х гг. XX века. Стремясь создать искусство будущего, футуризм отвергал традиционную культуру, в особенности ее художественные и нравственные ценности, культивируя при этом урбанизм (эстетику машинной индустрии и большого города), переплетение документального материала и фантастики; в поэзии разрушал даже естественный язык.

Свое название футуризм получил благодаря итальянскому поэту Филиппо Томмазо Маринетти, который опубликовал в 1909 году «Первый манифест футуризма», провозглашавший смерть старого искусства и замену его новым, призвание которого состоит в спасении мира.

Русский футуризм, безусловно, отталкивался от итальянского футуризма, однако русские футуристы самостоятельно пришли к культу поэтического слова.

Читать «Диссиденты» — современную повесть
21 века о школьной жизни Данила Рудого

Русский футуризм: персоналии

Среди знаменитых русских футуристов первым часто называют Велимира Хлебникова, хотя титул отца русского футуризма носит Давид Бурлюков. Также следует назвать Владимира Маяковского, Осипа Мандельштама, Игоря Лотарева, ставшего впоследствии Северяниным, Алексея Крученых, Бориса Пастернака, Николая Асеева и Василия Каменского.

Подавляющее большинство футуристов, или, как их называли с легкой руки Хлебникова, будетлян, были выходцами из самых захолустных уголков Российской Империи. На заре своей карьеры им приходилось преодолевать значительные трудности, чинимые косной провинциальной средой, враждебно относящаяся к любому новаторству. Но это помогло молодым литераторам выработать бойцовские качества и ставшее традиционным представление, что литературные вершины берутся с боем, нахрапом.

Большинство публичных выступлений русского футуризма сопровождала атмосфера скандала: со скандала обычно все и начиналось и скандалом же все заканчивалось.

Русский футуризм: литература

Едва ли не первой футуристической ласточкой в России стал вышедший в Петербурге в 1910 г. сборник «Садок судей», название которому дал тогда еще не известный Хлебников. Учитывая полнейшую нелепость названия, можно только предполагать, что хотел сказать автор. Скорее всего, что поэты будущего загнаны в тесные рамки книги, но вскоре стихи позволят им стать судьями и законодателями нового поэтического вкуса.

Книга эта написана на обратной стороне обоев, хотя в типографии эта прихоть вызывала много ругани, так как обойный мел забивал внутренние сочленения типографской машины, и ее приходилось постоянно мыть. Она вышла мизерным тиражом, и прочитали ее очень немногие, большинство из которых впоследствии называли авторов «обойными поэтами».

Несмотря на это, молодые литераторы в том же 1910 г. издали новый сборник под названием «Студия импрессионистов», где появилось стихотворение Велимра Хлебникова «Заклятие смехом», ставшее своеобразной визитной карточкой русского футуризма:

О, рассмейтесь, смехачи!
О, засмейтесь, смехачи!
Что смеются смехачи,
Что смеянствуют смеяльно,
О, засмейтесь усмеяльно!

В 1911 г. в село Чернявка Таврической губернии в гости к братьям Бурлюкам приехал молодой поэт Бенедикт Лившиц, для того чтобы разобрать рукописи Хлебникова, который гостил в Чернявке ранее. Древнегреческое название этой местности в устье Днепра – Гилея, то есть «лесная», было выбрано названием литературной группы, в которую кроме Бурлюков и Лившица вошли Хлебников, Каменский, Маяковский и Крученых.

Следующей после «Садка судей» бомбой, брошенной русским футуризмом в читателя, стала книжка с дерзким заглавием «Пощечина общественному вкусу», вышедшая в свет в Москве в 1912 г. Она открывается декларацией, полной ругательств в адрес известнейших русских писателей. Среди авторов наиболее сильно выделялся Маяковский, не стеснявшийся самых оскорбительных формулировок в адрес оппонентов.

Русский футуризм: сообщества

Пока в Москве веселились кубофутуристы, в Петербурге «гремел» Игорь Северянин, который, вместе со своими друзьями–стихотворцами, являлся последователем эгофутуризма (ego с латинского – я).

Я, гений Игорь-Северянин,
Своей победой упоен:
Я повсеградно оэкранен!
Я повсесердно утвержден!

В этом стихотворении под названием «Эпилог» местоимение «Я» повторено трижды.

Помимо кубо- и эгофутуризма, русский футуризм существовал и в прочих разговидностях, причем представители каждой группировки считали прочие  «самозванными». Иногда, впрочем, они все же объединялись для борьбы с общим врагом – мещанством и сторонниками классического искусства. После выхода в свет «Пощечины общественному вкусу», кубофутуристы объединились с недругами из Петербургского общества Северянина, и совместно совершить грандиозные гастроли по городам России. Выступая в провинции, они издевались над толпой, никогда ранее ничего подобного не слышавшей.

С 1913 года на литературной сцене появилось новое поколение футуристов. Наибольшую известность среди них получили Пастернак и Асеев, которые в 1914 году совместно с Сергеем Бобровым и Богданом Гордеевым создали группу «Центрифуга».

В 1914 году стараниями Давида Бурлюка вышел «Первый журнал русских футуристов», который объединил участников почти всех футуристских кланов Российской империи.

Закат русского футуризма

Между тем страна оказалась вовлеченной в Первую мировую войну, которая перетекла в Октябрьскую революцию. Это отвлекло общественное внимание от движения футуристов. Почти все будетляне приветствовали Октябрьский переворот, в котором они видели воплощение своих чаяний. Русский футурзм всегда отличало стремление к революционным преобразованиям. Вот отрывок поэмы Маяковского «Облако в штанах»:

Выньте, гулящие, руки из брюк –
Берите камень, нож и бомбу,
А если у кого нет рук –
Пришел чтоб и бился лбом бы!

Некоторые будетляне, в особенности Маяковский, открыто заявили о своих претензиях возглавить литературную жизнь советской республики. После этого Ленин яростно критиковал наркома просвещения Луначарского, разрешившего печатать поэму Маяковского «150 000 000» большим тиражом в… 5 тысяч экземпляров. Известна и судьба самого Маяковского, погибшего в 1930 г. До сих пор исследователи не пришли к определенному мнению, был ли он убит, и если да – то кем.

Решительные действия большевиков привели к тому, что уже к середине 30-х годов русский футуризм, пытавшийся перекраситься в так называемый «левый фронт искусств», был уничтожен.

В заключение приведем стихотворение Маяковского «А вы могли бы?», которое как в капле воды отражает русский футуризм :

Я сразу смазал карту будня,
Плеснувши краски из стакана;
Я показал на блюдце студня
Косые скулы океана.
На чешуе жестяной рыбы
Прочел я зовы новых губ.
А вы
Ноктюрн сыграть
Могли бы
На флейте водосточных труб?

2003

Главная страница

Поделись с миром!
  • 1
    Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.