«Не разлюбившей»

самая красивая

(грустные философские стихи о любви)

— I —

1

Если любил, что же, поэт, нынче скучаешь?
В строфах из жил будто бы нет душ, что не чаешь?
Вечно живых, правящих бал в спелые полдни.
Бей им под дых: сам их создал, сам и наполни.

2

Вот они, рать: сбились в вертеп, лают, как суки.
Как их собрать, о, Имхотеп, кругом поруки?
Строить рабов с пользой горазд тот архитектор:
Он им без слов сходу задаст правильный вектор.

3

Так по судьбе чертит зигзаг перст Господина.
Правда тебе, кутан иль наг, будет едина:
Так, как один вечно бывал ты не в накладе,
Смыслов-сардин частый навал вверив балладе.

4

Вечный, как Жид, к музам ходок, — это химера.
Не убежит прочь ободок секундомера.
Вот она, высь: слёзы со щёк без епитимий…
Не торопись! Сделай ещё неповторимей.

5

Пышным дворцам, толпам Иуд мы не перечим:
Разве творцам праведный труд сравнивать нечем?
Что ж ты теперь в клетке из стен машешь, как ксивой,
Списком потерь, выданных в плен самой красивой?

6

И не беда, что у неё сердце из шёлка:
Что от Суда прячут в бельё, — та же кошёлка.
Можно винить хоть до утра, споря о разном,
Но не сравнить пробы пера с музы оргазмом.

— II —

1

Старый портрет: губок коралл, мягкие пятки…
Сколько ты лет с ней проиграл, будто бы в прятки?
Где календарь? Брось под кровать: он и не нужен,
Если, как встарь, время считать циклами дюжин.

2

Чуя кураж, ты её звал попеременно
На вернисаж и карнавал видов Вселенной,
Сглаживал страх, плёл из пеньки жемчуга нити,
Видя в глазах лишь огоньки «Нет. Извините.»

3

Вздрогнет, смолчит, ляжет на дно из опасений,
Что постучит снова в окно загнанный гений:
Трепетный шут, взятый в запас прямо из детства
Так, как берут грубый алмаз внукам в наследство.

4

Он одержим страстью одной, весь, без остатка:
Мысли нажим рифмой родной выразить кратко.
Где тут, скажи, женским мечтам выискать место?
Те и без лжи рвут пополам рост Эвереста.

5

Скорбный итог: снова постель мнётся без дела.
Как тебе, Бог, та канитель не надоела?
Вывихнуть грудь взмахом души, — это ли мудро?
Не обессудь: сядь и пиши, даром что утро.

6

И не беда, что у неё сердце замёрзло:
Хватит и льда, чтобы копьё стало, как вёсла.
Сажен пусть дол белым в степи снежной графиней, —
Сделай укол и окропи розами иней.

— III —

1

Льётся вино по борозде дочери стужи:
Чувственной, но взмокшей везде только снаружи.
Что за надрыв морщить ей нос или, тем паче,
Гордость забыв, жить на износ в чистой отдаче!

2

Ты поступил как казначей, но непреложны
Правом мерил правды мечей, вложенных в ножны.
Свыкнись. Хотя, классиков знать падает в ров ниц,
Блажью сочтя склонность прощать лучших любовниц.

3

Врёшь! Не балуй: похорони стиль этот пеший.
Ты ей холуй в праздные дни. В трудные — леший.
Кто не в чести, тот не готов хваткой верзилы
Соотнести отблески снов с всплесками силы.

4

Нам не впервой, грешник, справлять с грустью поминки.
Стихнет прибой, выйдем опять к радуг картинке,
Цапнем багром красок куски и нарисуем
Острый синдром ложной тоски по поцелуям.

5

Ну, а пока — полный вперёд в дали без лоций.
Только строка перекуёт рокот эмоций.
Цыц, шалуны! Вам не согнуть гордого барда:
Пенье струны — это ль не путь до авангарда?

6

И не беда, что у неё сердце старушье:
В нём без следа стёрлось твоё, брат, простодушье.
На посошок! Пьём за тебя, чёртов кутила:
То хорошо, что, не любя, не разлюбила.

Данил Рудой. Ноябрь 2015 — 20 сентября 2016.

Стихи о любви

Грустные стихи

Философские стихи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *